Нужна ли практика внимательности в бизнесе?

meditation-on-the-office-desk
Медитация меняет наши отношения с собой, другими и миром. Но действительно ли практика внимательности полезна для бизнеса? На этот вопрос отвечает Джереми Хантер (Jeremy Hunter), профессор Школы менеджмента им. Питера Друкера и один из ведущих преподавателей медитации в корпоративной среде.

Перевод © «Внимательный бизнес».

Многим из нас не понаслышке известно, что экономика знаний больше ценит то, насколько хорошо мы используем свой интеллектуальный потенциал, чем то, сколько вещей мы делаем за час. Нам необходимы идеи. Изобретательность. Инновационность. Творчество. Вот топливо, питающее нашу стремительно меняющуюся глобальную экономику, пусть большая часть делового мира пока и оперирует устаревшими представлениями о производительности: работать быстрее, думать быстрее, а еще использовать как можно больше техники, чтобы повысить эффективность своего труда.

Коммуникативные навыки, даже в нынешнюю эпоху «эмоционального  интеллекта», скорее ожидаются, чем целенаправленно вырабатываются. Идея, что рабочее место могло бы (и должно было бы) являться тем местом, где расцветают и развиваются человеческие способности, встречает всеобщее согласие, однако делаем ли мы что-либо ради претворения этого в жизнь?

Опыт десятилетнего преподавания руководящим сотрудникам курса, рассчитанного на тренировку внимательности, в рамках программы МБА убедил меня в том, что продуктивность человеческой деятельности отнюдь не сводится к проблеме комплектования штата. Вместе со студентами мы постарались выявить основные движущие силы истинной продуктивности и обнаружили, что они лежат далеко за пределами сферы более совершенных и более скоростных технологий.

Нам кажется теперь, что секрет продуктивности кроется не столько в «облачных» компьютерах и хитроумных смартфонах, сколько внутри нас самих и в нашем общении друг с другом. Нам нужен более спокойный, более открытый и сосредоточенный ум, развитое самосознание и повышенная способность к личной трансформации — не говоря уже о таких факторах, как умение усмирять свои страсти и поддерживать отношения с другими людьми.

Питер Друкер писал в своей книге «Эпоха разрыва» (The Age of Discontinuity): «Развитое восприятие и умение контролировать эмоции столь же необходимы для обеспечения собственного благосостояния, как и для того, чтобы быть зрелой личностью».

Он был убежден, что люди, способные видеть более ясно, получают преимущество перед теми, кто не способен выйти за рамки устаревших стереотипов восприятия — особенно при встрече с хаосом. Менеджеры, считал Друкер, прежде чем они смогут управлять другими, «должны научиться управлять собой».

Тем не менее, до сих пор образование менеджеров и руководителей в основном фокусируется на внешних, рациональных и технических факторах, в то время как мириады перемен и вызовов, знаменующих деловой мир XXI века, буквально кричат о необходимости более целостного подхода к проблемам.

Чтобы плодотворно жить и трудиться нам необходимо развивать такие аспекты человеческого бытия, как восприятие, эмоциональный настрой и межличностные отношения — а они, по сути, являются ключевыми элементами практики внимательности. И это не экзотическая прививка Азии к западному менталитету, а заполнение давно ощущаемого и плохо осознаваемого пробела в обучении руководителей компаний и предпринимателей.

Что происходит, когда люди индивидуально или в группах тренируют свою внимательность? Что, например, происходит, когда их усилившееся самосознание побуждает по-новому взглянуть на сложившийся организационный стиль, с которым они имеют дело изо дня в день?

Способна ли практика внимательности на работе действительно привести к трансформации или это всего лишь паллиативное лечение? И может ли это вновь обретенное самосознание вызвать у некоторых сотрудников смятение и желание не принимать его в расчет?

В поисках ответов на эти вопросы я старался выйти за пределы собственного частного опыта и беседовал с теми, кто отважно прокладывает тропу к принципиально новому по характеру и организации бизнесу. Разумеется, у меня, как у всякого, кто участвует в обучении деловых людей, есть свои представления о предмете, но если внимательность что-то предполагает, то это, прежде всего, исследование наших глубинных предубеждений и того, что именно мы делаем, когда что-то делаем. Я хочу делать именно это и поощрять других в этом действии. Сам акт привнесения внимательности в бизнес требует от нас задаться вопросом: полезна ли она в этой сфере?

За пределами нестандартного мышления

Может ли 99-центовый пакет смеси для пудинга стать катализатором глубокой личностной трансформации? Может, если вы Джанис Мартурано. Сотрудник юридического отдела продуктовой корпорации General Mills, Джанис обеспечивала правовое сопровождение сделки по приобретению General Mills компании-конкурента Pillsbury и однажды, когда после трехмесячных переговоров последовала жестокая 18-месячная бюрократическая тяжба, ощутила острый синдром «выгорания», то есть физическую и душевную опустошенность.

На кону, помимо прочих вещей, стояли 10 000 рабочих мест. В этот период сильнейшего стресса — оппонент Джанис из правительственного антимонопольного комитета получил нервный срыв — она вдобавок ко всему пережила смерть обоих родителей.

Когда сделка наконец была заключена, обессиленная Мартурано отправилась на ретрит для руководителей, который проводил Джон Кабат-Зинн, основатель программы «Снижение стресса на основе практики внимательности» в Медицинском центре при университете Массачусетса и создатель знаменитого «Центра внимательности» в Ворстере. Недельный отдых, придавший ей новые силы и способствовавший развитию самосознания, завершился для ветерана корпоративной борьбы признанием: «Это была одна из десяти труднейших вещей, которые я делала в своей жизни».

Активным, успешным людям крайне трудно просто молча сидеть, ничего не делая, и пресекать на корню свои сомнения насчет того, что они лишь попусту тратят время. Это идет вразрез с тем, чему их учили и за что награждали. И все же Мартурано уехала домой преображенная, чувствуя, что практика внимательности может послужить ключом к  росту и развитию руководителей.

Продолжая работать на должности заместителя главного юрисконсульта в General Mills, Мартурано приняла предложение представлять совместно с Саки Санторелли — исполнительным директором «Центра внимательности» — программы для руководящих сотрудников, спонсируемые центром. Огромный интерес, проявляемый руководителями к  этим занятиям, побудил Мартурано через несколько лет, в январе 2011 года, оставить General Mills и создать «Институт внимательного руководства». Она сама возглавила этот независимый проект и полностью сосредоточилась на его реализации.

«Руководящая должность отдаляет тебя от других, — замечает Мартурано. — Есть считанные места, где руководители могут почувствовать себя в безопасном окружении, отбросить повседневные заботы, слушать других и задаваться фундаментальными и трудными вопросами».

В программах возглавляемого ею института руководители совершенствуют свое самосознание и учатся исследовать способы привнесения большей свободы в совещания, пересматривают свое расписание и анализируют, почему они сделали тот или иной выбор, обдумывают, как с максимальной эффективностью взаимодействовать с людьми в ситуации неразберихи и как направить в нужное русло трудную беседу. Что немаловажно, в процессе сами руководители начинают понимать, каких принципов они придерживаются, выполняя обязанности лидеров.

Становясь все более внимательными, участники программ начинают видеть работу собственного ума и то, как влияют рассудочные фильтры на их восприятие, решения, стратегии поведения. Они начинают лучше распознавать в себе предвзятые представления и мотивировки — сюжетные линии, которые они приносят с собой в комнаты для совещаний.

>
Отбрасывая эти фильтры, они становятся более открытыми к идеям других людей и более готовыми слушать и учиться. Они становятся восприимчивы к огромному набору возможностей, которых раньше просто не замечали. Они не только начинают нестандартно мыслить, порой они полностью освобождаются от стандартов. Внимательность — топливо адаптации.

Как считает Мартурано, происходит и более глубокий сдвиг. Участники занятий «ясно и гораздо чаще, чем прежде, видят, что они соединены со всем вокруг миллионами связей. Мы соединены с людьми, с сообществом, к которому принадлежим, с природой». В ходе ретрита для руководителей один первоклассный профессионал-авиатор вдруг обнаружил себя ночью на прогулке без неизменного мобильника «Блэкбери». Ненароком он взглянул на ночной небосклон и замер потрясенный — он вдруг понял, что много лет не смотрел на небо и не видел звезды. Он был слишком занят, чтобы их замечать. На следующее утро он проснулся, размышляя о том, что еще в своей жизни он упустил за эти годы.

Просто делай это и никому не рассказывай

Примерно так же, как личные испытания (вроде эпопеи с Pillsbury в случае Мартурано) могут повлечь глубокую внутреннюю перестройку, трудные времена в организации способны сделать ее более открытой к изменениям. Harvard Pilgrim Healthcare, страховая компания из Массачусетса, уже пять лет находилась в состоянии банкротства и управлялась назначенными извне администраторами.

И в этот момент консультант по организационному развитию Тара Хили (Tara Healey), давно владеющая техниками медитации, и ее единомышленница Тами Айленд, вице-президент компании, почувствовали, что практика внимательности может быть полезна для их организации, борющейся за восстановление утраченных связей. Сначала они соблюдали конспирацию и обошлись без громких оповещений. «Просто делай это и никому не рассказывай», — посоветовала тогда Айленд.

Хотя Хили опасалась, что ее коллеги воспримут тренинг по практике внимательности как далекое от их проблем чудачество, начальный курс вызвал у принявших в нем участие дюжины сотрудников из разных отделов настоящий восторг.

«Я могла закричать, как Салли Филд, когда ей вручали второй “Оскар“: “Вам это действительно нравится! Вам нравится медитация и внимательность! Вау!“» — рассказывает Хили. Первые двенадцать выпускников программы создали вокруг занятий ажиотаж, который дошел даже до помощника генерального директора, и тот поддержал начинание.

В итоге в Harvard Pilgrim сформировалась целая коллекция программ по практике внимательности под общим названием «Будь внимателен к моменту» (Mind the moment), которые предлагаются сотрудникам компании, клиентам, а также всем заинтересованным организациям. На данный момент 30% из 1200 работников Harvard Pilgrim приобрели опыт практики внимательности, а число ожидающих своей очереди продолжает расти. Чтобы удовлетворить повышенный спрос, Хили пришлось даже расширить штат преподавателей.

По отзывам самих участников занятий, они стали чувствовать себя более сфокусированными на рабочих вопросах, освободились от ощущения стресса и перегрузки. Они отмечали также прилив энергии и рост продуктивности своей деятельности. Хили, как и Мартурано, полагает, что у людей происходит позитивный сдвиг во внутреннем развитии, меняются и отношения с коллегами и начальниками.

Боссы со сложными характерами не становятся волшебным образом другими людьми, однако практика внимательности дает возможность увидеть их другими глазами и пустить в ход не использовавшиеся ранее знания и навыки. Трудно поверить, что сотрудники компании могут пройти семинедельный курс без отрыва от работы. Но многие уже высоко оценили тот факт, что передовая и теперь очень стабильная в финансовом отношении организация хочет делать инвестиции в эту сферу, понимая, что люди — это не просто «человеко-часы» и надо на деле заботиться об их целостном развитии.

Контроль разума?

Там, где есть надежды, кроются и опасности. Тренинги по практике внимательности, проводимые в корпоративном пространстве, порождают глубокие вопросы, которые некоторые специалисты только начинают обсуждать. Так, ряд предпринимателей полагает, что это слишком самонадеянно для организации проявлять такую сильную заинтересованность в благополучии своих сотрудников. В конце концов, так легко вторгнуться в частную сферу или переступить границу между личностными качествами и профессиональными. И, возможно, подобные тренинги — всего лишь новомодные штучки, рассчитанные на манипулирование людьми в том духе, который выгоден компании?

Google стал одной из первых корпораций, предложившей своим сотрудникам тренинги по практике внимательности и развитию эмоционального интеллекта в рамках программы «Ищи внутри себя», которую организовал Чед-Менг Тан. Рич Фернандес, ответственный в Google за работу с персоналом, включая и программы по развитию внимательности, высоко оценивает влияние, которое оказывают эти тренинги на деятельность компании, и отчасти объясняет ими стремление к новым достижениям.

«Не надо представлять эти программы как способ разрешения всех жизненных трудностей, — замечает он. — И не надо считать, что тренинг — это единственный способ обрести равновесие и эмоциональное здоровье. Поэтому мы делаем программы доступными, но не обязательными. У людей должна быть возможность выбора».

Есть и другой аспект проблемы: развитие самосознания в ходе тренингов может привести к конфликту между личностными и корпоративными ценностями. И тогда может случиться так, что сотрудник решит уволиться. Вместе с тем, организация, способная созидательно решать вопросы, которые могут возникнуть вследствие усложнившегося внутреннего мира ее сотрудников, повышает свою объективную ценность.

Для Фернандеса практика внимательности как одно из средств организации жизни в компании стала насущной необходимостью. «Чтобы оставаться действительно устойчивой структурой и достигать успеха в сложной и быстро меняющейся среде, корпорация должна открывать людям различные перспективы, — считает он. — Осуществлять инновации, связанные с глобальными сдвигами, можно лишь на прочном базисе. Поэтому нужны целые наборы практик, которые помогают вам обновляться и адаптироваться в ходе продвижения вперед». На его взгляд, у организаций, которые могут осваивать тренинги внимательности как глубокую ценность, выше вероятность долгосрочного успеха.

Подрывная технология

Существует и более серьезная критика. Некоторые люди, с которыми я беседовал, опасаются, что практика внимательности, подаваемая в столь поверхностных формах, перестает соответствовать своей истинной природе. Она может стать просто инструментом обучения людей умению справляться с ситуацией, при том что они, по сути, продолжают следовать прежним курсом, и тогда все их проблемы, от которых они надеялись избавиться при помощи медитации, останутся с ними.

Конечно, медитация и родственные с ней практики — это не панацея. Результат здесь зависит от контекста и устремлений участников. В конце концов, есть исторические прецеденты, когда медитация использовалась во вред. Один из примеров относится к милитаристской Японии периода Второй Мировой войны, когда с помощью медитации у солдат и боевых летчиков вырабатывали абсолютную беспощадность к врагу.

Если вы занимаетесь самостоятельно с целью достичь внутренней гармонии, то всегда присутствует риск развития эго. Мои сподвижники-учителя, с которыми я разговаривал, особо подчеркивали, что если тренинги внимательности не ведут так или иначе к значительному развитию самосознания и обостренному чувству связанности с миром, то произошла подмена понятий.

Если люди обращают внимание на свой ум, тело и эмоции, они начинают относиться к миру с большей открытостью и любознательностью. Часто такая перемена затрагивает более глубокие ценности, такие как забота о других людях и окружающем мире в целом.

Десять лет назад Мирабай Буш, директор и сооснователь «Центра развития созерцательного разума в обществе», представила программу по практике внимательности в Monsanto — транснациональной корпорации, которая регулярно подвергалась многочисленным нападкам за свою недальновидную деятельность, причиняющую ущерб сельскому хозяйству.

На корпоративном ретрите один из ведущих исследователей компании подошел к Буш со словами: «Я понял, что мы создаем продукцию, которая убивает жизнь. А мы должны создавать продукцию, которая поддерживает жизнь». Путь от такого личного озарения до масштабных коллективных изменений длителен, однако можно утверждать, что практика внимательности начала работать, вынуждая пересматривать ценности.

Такой созидательный прорыв мог бы противостоять разного рода действительно разрушительным явлениям, с которыми мы столкнулись в последнее время. Мировой финансовый кризис конца 2008 года, вызванный яростной зашоренностью Уолл-Стрит и других финансовых центров, распространил ударные волны, которые до сих пор еще эхом отдаются в нашей повседневной жизни. Вряд ли действия биржевых спекулянтов можно назвать внимательными.

Роберт Чендер, основавший при Нью-йоркской ассоциации юристов «Группу созерцания» (Contemplative Lawyer Group), проводит тренинги по медитации для юристов и менеджеров. По его мнению, внимательности на Уолл-Стрит должна принадлежать особая роль. «Надо начинать с понимания причин и следствий , — говорит он. — Как мое действие скажется не только на мне, не только на моем партнере, но на мире в целом?»

Истинная внимательность может развить у нас понимание ценности взаимозависимости, считает Чендер, а это крайне необходимо на Уолл-Стрит, не говоря уже обо всем мире. «У ирокезов было правило принимать решения с расчетом на седьмое поколение. Мы, принимая решения, не думаем даже о нашем поколении. Каждый думает исключительно о себе. Всегда были, есть и будут люди, которых пугает более глубокий взгляд на личную мотивацию и связи с другими, но для меня очевидно, что бизнесу необходимо больше принимать в расчет соотношение причин и следствий, эффект, проистекающий из всеобщей взаимозависимости».

Эффективность или гармония? И то, и другое!

Узнайте больше о наших трансформационных программах развития лидеров на основе практики внимательности и "Исследования действием".

Связаться с нами